Мне ребята в Кандагаре рассказали как-то раз…

*     *     *
Мне ребята в Кандагаре рассказали как-то раз,
Как наемника застукал в операции спецназ.
Говорят: ох, как он плакал, шер ами все голосил
И в швейцарский банк зачем-то отпустить его просил.

Истоптался на коленках, в грудь стуча, – рабочий класс.
Прапор сплюнул сигарету и спросил за всех за нас:
Что ж ты, гад ползучий, воешь, шваброй пыль в глаза метешь,
Нализался плану с бенджем и такое! тут плетешь…

Ты ж за деньги наши души можешь завтра распылить.
На-ка выпей самогону, встать с коленок, брось пылить.
Не жилось тебе спокойно там во Франции своей,
Захотелось в Кандагаре покормить душманских вшей?

Что, 12-й не помнишь? Как вас гнали мы взашей.
Шер ами, мсье шаромыжник. Ну припомнил? Ладно, пей…
Поперхнувшись самогоном, пряча хитрые глаза,
Загнусавил францужонок: мы, французы, вам друзья…

Дать тебе б прикладом в зубы, БТРом раздавить.
Ну-ка фляжку дай, иуда, жаль добро  переводить.
Лезь в кабину, разберемся, кто нам друг, а кто наш враг.
Вот ведь гнида, заведется ж мразь такая здесь в горах!

А потом на всю Европу тот француз себя проклял.
Осознал, кричал, чего-то и еще кого-то клял.
Отвечая на вопросы, журналистам честно лгал,
Что ему солдат Егоров только чаю предлагал,
Что ему почет особый был оказан у властей,
А что рот свело, так это, говорил, от кислых щей.

Мне ребята из Шиндандта рассказали как-то раз,
Как наемников застукал в операции спецназ:
Двух бабенок — англичанку и француженку — за раз…
Только я об этих бабах промолчу на этот раз.
______
Написано в Шиндандте. Декабрь 1984г.

Выпускник парижского учебного центра Le CFJ (Le centre de formation des journalistes, основан в 1946), журналист французского телеканала Антенн-2 (Cha;ne de t;l;vision Antenne 2, основан 1.1. 1975). Снимал боевые действия на Суэце (1967), работал в качестве репортёра в Бейруте. Сотрудничал с Кристофом де Понфилли, сопровождая его, в частности, в нелегальной поездке в Афганистан. 17 сентября 1984 в результате проведённой операции близ н/п Спинбальдак Spin Boldak, Spin Buldak or Sp;n Baldak, (Spine Boldak, Spin Boldak, Spin Baldak ou Spin Buldak), взят в плен советскими военнослужащими (группа 3 роты 173 ООСпН/3ОМСБ)**. Содержался и допрашивался с участием советского персонала в центре Седарат в Кабуле.Предстал перед инспирированным судом в Кабуле, в ходе которого приговорён (20. 10. 1984) к 18 годам лишения свободы. После поднявшейся на Западе компании в его поддержку и за его освобождение; в результате дипломатического давления властей Французской республики на руководство СССР по мидовским и иным каналам, помилован, освобождён (25. 10. 84) и вернулся (27. 10. 84) во Францию – «est ovationn;, ; son arriv;e ; l’a;roport d’Orly»

Информация об Абушаре. Как бы пример информационной войны тех лет.

Жак Абушар, французский журналист, взятый в плен нашим спецназом.

АБУШАР, ЖАК (Jacques Abouchar) [1931, Париж], французский журналист, репортёр, оператор и режиссёр-документалист. Из семьи ливанского происхождения*.

db951e3d81a1tВыпускник парижского учебного центра Le CFJ (Le centre de formation des journalistes, основан в 1946), журналист французского телеканала Антенн-2 (Chaîne de télévision Antenne 2, основан 1.1. 1975). Снимал боевые действия на Суэце (1967), работал в качестве репортёра в Бейруте. Сотрудничал с Кристофом де Понфилли, сопровождая его, в частности, в нелегальной поездке в Афганистан. 17 сентября 1984 в результате проведённой операции близ н/п Спинбальдак Spin Boldak, Spin Buldak or Spīn Baldak, سپین بولدک, (Spine Boldak, Spin Boldak, Spin Baldak ou Spin Buldak), взят в плен советскими военнослужащими (группа 3 роты 173 ООСпН/3ОМСБ)**. Содержался и допрашивался с участием советского персонала в центре Седарат в Кабуле.Предстал перед инспирированным судом в Кабуле, в ходе которого приговорён (20. 10. 1984) к 18 годам лишения свободы. После поднявшейся на Западе компании в его поддержку и за его освобождение; в результате дипломатического давления властей Французской республики на руководство СССР по мидовским и иным каналам, помилован, освобождён (25. 10. 84) и вернулся (27. 10. 84) во Францию – «est ovationné, à son arrivée à l’aéroport d’Orly»***. ВИДЕО

Работал в офисе Антенн-2 в Нью-Йорке (втор. пол. 1980-ых годов), занимался преподавательской деятельностью в Le CFJ (1980-90-ые годы).

Автор книги «Dans la cage de l’ours» («В клетке с медведем»), в качестве соавтора текста выступил при публикации художественного альбома «Témoin en Afghanistan» в 1988. В публикациях на Западе и в аннотациях к фильмам и публикациям А. его и ныне именуют «заложником» и «полизаключённым»(otage en Afghanistan et prisonnier politique).

Сочинения: «Dans la cage de l’ours», Paris, 1985, «France loisirs». ISBN-10: 2724227875 ISBN-13: 978-2724227871; втор. издание: 1988, Balland, 19 juin 1988, 361 стр.; ALAIN GUILLO; JACQUES ABOUCHAR, «TEMOIN EN AFGHANISTAN», 1988, STOCK., ISBN 10: 2234021154 / 2-234-02115-4 ISBN 13: 9782234021150 [Textes de J. Abouchar, H. Amouroux, Ph. Augoyard, P. Bruckner, G. Chaliand, A. Glucksmann, M. Halter, Y. Jouffa, B. Kouchner, J. Lacouture, B.-H. Lévy, G. Perrault]. Édition Stock, 1988. ca. 80 S., zahlr. ganz- und doppelseitige Farbabb. 4°, illustr.

О нём: М. Ф. Слинкин, «ВОСТОК – ЗАПАД: СОЛИДАРНОСТЬ С ЛЕВЫМ АФГАНСКИМ РЕЖИМОМ. ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ».

Некоторые публикации о процессе в Кабуле и вокруг него: «Abouchar, le p.c.f. charge Kaboul», «LIBERATION» [No 1066] du 24. 10. 1984. О его пленении и освобождении см.: Journal «Liberté» N° 573 5. 10. 1984, стр. 4; Journal «Liberté» N° 574 12. 10. 1984 стр. 10; Journal «Liberté» N° 575 19. 10. 1984 стр. 5; о случае А. упоминается в преамбуле специального доклада ООН № N° 2935 (2005 год) о статусе журналистов и военных корреспондентов в условиях военных конфликтов M. Pierre LELLOUCHE, M. François LONCLE, «RAPPORT D’INFORMATION DÉPOSÉ en application de l’article 145 du Règlement PAR LA COMMISSION DES AFFAIRES ÉTRANGÈRES, sur le statut des journalistes et correspondants de guerre en cas de conflit».

Il y a presque 30 ans. Nous somme le 20 septembre 1984 dans le Journal télé de 20 H 00 sur la première chaine TF1 présenté par Claude Sérillon. L’invité principale de se JT est Daniel Balavoine. Sur cet extrait. On peut voir le chanteur dans le générique est présentation de l’actualité du JT.

Jacques Abouchar et deux autres journalistes de la télévision ont pénétré en Afghanistan depuis le Pakistan avec un groupe de moudjahiddines pour tourner un reportage sur l’attaque de l’aérodrome de Kandahar. Les moudjahiddines en pick-ups ont franchi un secteur perdu de la frontière et ont fait un bon bout de chemin en territoire afghan avant de tomber dans une embuscade des forces spéciales.

Le 17 septembre 1984, une unité des forces spéciales soviétiques a arrêté un citoyen français. L’opération s’est déroulée dans le sud de la province de Kandahar. Dans la fusillade de nombreux moudjahiddines ont été tués, d’autres capturés. Les camionnettes avec les caméras de télévision et les armes ont brûlés. Les deux collègues d’Abouchar, un caméraman et un ingénieur du son ont pris fuite dans la nuit et ont atteint plus tard le territoire pakistanais. Abouchar a tenté de les suivre, mais ayant vu les phares des voitures arrivant en renfort, il est revenu et s’est placé dans la bande de lumière en poussant des cris et en agitant les bras. Le 20 octobre la justice afghane l’a condamné à 18 ans de prison pour passage illégal de la frontière et liens avec les rebelles. Le verdict a choqué la France où un « Comité pour la libération de Jacques Abouchar »

Mais dès le 25 octobre Jacques Abouchar a été relâché : il a été gracié par le président de l’époque Babrak Karmal. Sa libération a eu lieu à la veille du 60e anniversaire de l’établissement des relations diplomatiques entre l’Union soviétique et la France.

Машинный перевод:

Есть почти 30 лет. Мы 20 сентября 1984 года в Журнале тв 20: 00 на первом канале TF1, представленный Клод Sérillon. Главным гостем от JT-это даниеля Балавуана. На этот фрагмент. Можно посмотреть певица в общий обзор актуальных НОВОСТЕЙ.

Жак Abouchar и двух других журналистов, телевидения, вошли в Афганистан из Пакистана с группой moudjahiddines чтобы снять репортаж о нападении на аэродром Кандагар. В moudjahiddines в pick-ups пересекли сектор потерял границы и сделали хороший путь на территорию афганистана, прежде чем попасть в засаду спецназа.

17 сентября 1984 года, подразделение специальных сил ссср был арестован гражданин франции. Операция прошла в южной провинции Кандагар. В перестрелке многих moudjahiddines были убиты, другие захвачены в плен. Пикапы с телекамеры и оружие были сожжены. Два коллеги Abouchar, оператор и звукорежиссер приняли бегство в ночи, и достигли позже территории пакистана. Abouchar попытался следовать за ними, но, увидев фары автомобилей, прибывающих на подкрепление, он вернулся и встал в полосе света, вскрикивая и размахивая руками. 20 октября правосудия афганистана приговорил к 18 годам тюремного заключения за незаконное пересечение границы, и связи с мятежниками. Приговор шокировал Франции, где « Комитет за освобождение Жак Abouchar »

Но с 25 октября Жак Abouchar был выпущен, он был помилован указом тогдашнего президента Бабрака Кармаля. Ее релиз состоялся в канун 60-летия установления дипломатических отношений между советским Союзом и францией.

…………………………………………

379c632e50e2t

Суд над Абушаром

** В русском сегменте Интернета многократно тиражируется один и тот же текст, который я считаю нужным процитировать полностью: «17 сентября 1984 года засада, высаженная в нужном месте в нужное время, встретила и уничтожила пробиравшуюся по Регистану пару “джипов”. Среди немногих уцелевших моджахедов оказался французский журналист Жак Абушар, ради которого и была затеяна эта охота». Полагаю, однако, что есть все основания сомневаться в том, что операция планировалась именно для захвата Абушара. Не думаю так же, что эту “операцию” следует числить среди крупных успехов нашей разведки времён афганской войны, а следствием её для Кабула и Москвы стал оглушительный скандал с реальной угрозой для Кремля поссориться не только со своими братьями по идеологии, но и важнейшим европейским партнёром.

Полковник в отставке М. М. Потёмкин, человек, несомненно, хорошо информированный о деталях этой операции, даёт её описание в своей книге «Враг солдату выбран другими», см. ниже главу «Абушар». Считаю правильным приложить в качестве дополнения к тексту Потёмкина фрагмент из статьи доктора исторических наук М. Ф. Слинкина «ВОСТОК – ЗАПАД: СОЛИДАРНОСТЬ С ЛЕВЫМ АФГАНСКИМ РЕЖИМОМ. ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ».

М. Ф. СЛИНКИН: «Но все же наибольший ажиотаж и антикабульские страсти во Франции вызвал арест другого французского гражданина, журналиста Жака Абушара, направленного нелегально в Афганистан руководством французского телевидения. Хотя, следует заметить, афганские власти накануне дали официальное согласие на приезд в Кабул группе журналистов телевидения Франции.

Ж. Абушар был задержан 17 сентября 1984 г. афганскими вооруженными силами в ходе боя с одной из антиправительственных группировок. Через месяц (20 октября) состоялся открытый судебный процесс, на котором присутствовали многочисленные местные и иностранные журналисты. В ходе суда Абушар полностью признал себя виновным в нелегальном проникновении на территорию ДРА вместе с группой моджахедов, участвовавших в вооруженных столкновениях с правительственными войсками, и в сотрудничестве с вооруженной оппозицией. В то же время он отклонил обвинения в намерении собирать информацию военного характера. В соответствии со статьей 177 Уголовного кодекса ДРА суд квалифицировал действия Абушара как вооруженную борьбу против Афганистана и приговорил его к тюремному заключению сроком на 18 лет.

К шумной кампании во Франции по освобождению Абушара подключились силы самой разной политической ориентации: от правых до левых и от общественных до властных структур. Уже 21 октября МИД ДРА посетил поверенный в делах Франции в Кабуле и, выразив протест по поводу суда над Абушаром, потребовал его освобождения. Затем в адрес правительства ДРА поступило весьма корректное по форме и содержанию обращение-просьба председателя Национального собрания Франции Луи Мармаза освободить Абушара. Просьба о снисхождении к Абушару поступила и от общества Франция-Афганистан.

23 октября 1984 г. со своим открытым заявлением выступило политбюро Французской коммунистической партии. В нем оно поставило под сомнение приговор суда в отношении Абушара и в ультимативной форме потребовало освободить его, угрожая, в противном случае, разорвать межпартийные связи с НДПА. В ответ ЦК НДПА в ноябре 1984 г. направило ЦК ФКП закрытое письмо, в котором расценило заявление руководства французских коммунистов как ненужную поспешность, приведшую к осложнению отношений между двумя братскими партиями.

Руководство ДРА, учитывая указанные обращения и просьбы, исходя из чувств дружбы к Франции и ее народу и стремясь к поддержанию добрых отношений между двумя странами, приняло решение помиловать Абушара и освободить его. 27 октября он был передан специальному представителю Франции, который для этого прилетел в Кабул»****.

**** Слинкин, пользуясь тем, что его статья ограничивается тематикой лишь афгано-европейских межпартийных отношений, ловко избегает необходимости говорить о том, какому громадному прессингу подверглась Москва, оторопевшая от демаршей высокопоставленных чиновников Пятой Республики и руководства ФКП, а так же о том, что все решения о “помиловании” Абушара принимались вовсе не марионеточным режимом тов. Б. Кармаля, а перепуганными функционерами из второго эшелона московских властей. Не удивительно, что эпизод с Абушаром, поначалу освещавшийся советскими СМИ, затем был прочно “забыт” и самое его задержание, суд над ним и проч. – списаны на глупое самоуправство афганских товарищей.

………………………………………………………..

М. М. Потёмкин АБУШАР

«18 сентября 1984 г. после восьми вечера, когда небо уже было покрыто южными звездами в кулак величиной, а в нескольких метрах от кончика носа трудно разглядеть на земле фигуру, одетую в прыжковую форму песочного цвета (песочку), на одной из троп, ведущих через границу в районе пакистанского города Чаман и афганского населенного пункта Спинбальдак, группа 3 роты 3 батальона спецназа устраивала засаду. До этого группа по одному была десантирована с идущих на большой скорости бронетранспортеров (БТР) *. Потом каждый член группы в одиночку, где быстрым шагом, где бегом, а где и по-пластунски, старался как можно быстрее и незаметнее покинуть место десантирования. Через час они встретились парами в условленных местах. Через другой – вся группа была в сборе. И только командир группы знал, куда и зачем они пойдут. Сам он узнал об этом за десять минут до прыжка с машины командира роты капитана Василия Степановича Шараевского.

– Аман, через перекресток, с которого я тебя снял в прошлый раз, повезут очень важную птицу. Ей нельзя дать пролететь. Если не сможешь все сделать сам, дашь зеленую и красную ракеты. Я приду всей бронегруппой, и мы раскатаем всех, сколько бы там их ни было. Тебе продержаться 15 минут. Ну, пошел… ни пуха!

Аман Нурасулмагомедов был татарин, воевал в Афганистане второй год, имел немыслимое число поощрений, орденов, медалей и досрочно присвоенное звание капитана (в спецназе все штатные категории должностей были на одно звание выше).

Привычно спружинив коленями, Аман бегом направился к упавшему в нескольких десятков метров от него тяжелейшему снаряжению. Он в голове уже составил план засады и ночного боя.

Группа профессионально выбрала места огневых позиций, ориентиры и стала ждать, желая, чтобы все закончилось побыстрее. Видимо их сильные желания были где-то поняты, и почти сразу вся группа услышала работу двигателей двух автомашин. Спецназовцы словно вдавились в землю, уже успевшую отдать дневное тепло, зорко наблюдая за окрестностями. Наконец, на фоне неба четко нарисовались два силуэта пикапов с зенитными пулеметами на турелях, идущие почти параллельно друг другу. Командир понял, что важная птица уже попала в сети, образованные намеченными им линиями огня пулемета, двух гранатометов “муха” и пяти автоматов. Сейчас рельеф местности заставит пикапы перестроиться в колонну. И тогда выстрел “мухи” поразит корму первой машины, а вторая “муха” четко пройдет между фарами второй. Потом начнется стрельба. Если повезет, то стрелять будут только его солдаты. Ему повезло.

После первых выстрелов взревели 8 мощных моторов БТР на северо-западе от засады. Это командир роты спешил к своей группе, ведущей бой. Бронегруппе надо было пройти 20 километров. Через пятнадцать минут навстречу головной машине роты выбежал человек в традиционных афганских широких штанах и длинной рубахе, без чалмы и, размахивая руками, что-то кричал. Ротный приказал заглушить двигатель и взять его на мушку пулемета. Пленный, а им уже стал человек без чалмы, кричал не по-русски и не на одном из восточных языков. Он кричал по-французски**. Ротный, если бы мог предвидеть свое будущее, должен был бы сказать одно слово в ларингофоны: “Огонь!”. Но вместо этого он приказал взять пленника, дать ему бушлат, и не потому что земля быстро остывала, а для того, чтобы белый афганский наряд пленника не выделялся среди солдат. Пленника обыскали и заставили пройти весь путь пешком по своим следам до сгоревшего пикапа, сопровождавшие его внимательно оглядывали местность вокруг. У пленника были обнаружены личные документы. А в метрах десяти от тропы нашли желтый иностранный пакет с бумагами. Ротного больше интересовало содержимое пикапов. Командир группы несколько отклонился от первоначального плана: он сжег первую машину и расстрелял экипаж и пассажиров второй. Никто не заметил бегства француза, может быть потому, что все были увлечены осмотром трофеев. В машине были трупы хорошо вооруженных и оснащенных душманов, оружие, боеприпасы, фото- и телевизионная аппаратура. В отчете об этом бое ротный напишет, что все сгорело в машинах. Вторую машину он потом тоже расстрелял и сжег все ненужное. С пленником ротный расстанется через несколько часов, отдав его немолодому человеку в прыжковой форме.

* «группа по одному была десантирована с идущих на большой скорости бронетранспортеров (БТР)» Не будучи спецназовцем, с трудом представляю себе эту картину.

** «Пленный, а им уже стал человек без чалмы, кричал не по-русски и не на одном из восточных языков. Он кричал по-французски» smile Автор несколько не точен. Абушар кричал советским спецназовцам только одно слово, которое они вполне могли разобрать, даже не владея языком Людовика XIV: – Frantsuzky… frantsuzskiy…frants-uzs-kiy!!!

………………………………………………

Для того чтобы не возвращаться к спецназовцам, сделавшим свое дело, коротко расскажем об их судьбе. Командира отряда Исламской партии Афганистана, отвечавшего за переброску француза в Афганистан, и его нескольких подручных казнят после изощренных пыток по приказу самого Гульбеддина. Друзья казненных устроили за Васей Шараевским настоящую охоту. Он получил ранение в голову – выжил, долго находился на излечении в госпитале им. Бурденко, никого не узнавая. Нурасулмагомедов, заменивший Васю в роте, перед отъездом в Союз сказал Деду, как бы, между прочим: “У Третьего батальона пленных, наверное, больше не будет, а в моей роте – никогда”. Уж очень сильно различные инстанции тягали личный состав, желая узнать место нахождения материальных ценностей, фигурировавших в протоколах допросов француза.

bbae9e66ed18t

Шифротелеграмма

По информации агента “Хоп” силами 3 мсб была устроена засада в точке (координаты опускаются). В результате уничтожено 18 душманов, две автомашины Симург* с оружием, боеприпасами и телеоборудованием. Взят пленный. По его показаниям, подкрепленным захваченными документами, выявлено: пленный – Абушар Жак , 1933 года рождения, уроженец Парижа, выступает под легендой журналиста французской телекомпании Антенн Дё, имел задачу провести репортаж по своему сценарию о налете душманов на международный аэропорт “Кандагар”. По съемочному плану удалось установить огневые точки и фугасы (координаты опускаются). Силами отдельной мотострелковой бригады выявленные цели реализованы. Охрана аэродрома переведена на вариант “АА”. Предлагаю пленного, находящегося в очень хорошем состоянии, имеющего опыт работы в Бейруте, Вьетнаме, опыт шестидневной войны с Израилем, направить в РЦ для дальнейшей разработки. Прошу выслать за ним самолет к 8.00. Дед.

Самолет был выслан. Зачем француз понадобился разведке? Это, очевидно, был человек, опытный как в отношении PR-акций, так и в военном отношении. Поэтому он и получил такое важное задание. Иностранная разведка снабдила его картами и материалами, находившимися в ее распоряжении с момента строительства аэродрома, которое проводилось иностранными специалистами. Но во главу угла ставилось не разрушение аэродрома (хотя и это не исключалось), а эффективная PR – кампания, демонстрирующая, что афганский народ борется как с советскими оккупантами, так и с режимом Бабрака Кармаля. С ним можно было бы установить сотрудничество и использовать после его возвращения в Европу.

Интермеццо

За внутренней стеной крепости Спинбальдак**, где был расположен афганский погранбатальон, стояли два БТР.

– Николай, кажется, началось. Скажи радисту, чтобы слушал очень внимательно.
___________________________________________

«За внутренней стеной крепости Спинбальдак» ** фото крепости (steve southerland, псевдоним, 2009: flickr1 и flickr2

О Спин Больдаке смотрите М. Aikin, «The Master of Spin Boldak: Undercover with Afghanistan’s drug-trafficking border police» ТУТ(«Harper’s Magazine», December, 2009, p. 54.)

………………………………………………………………

Через тридцать минут последовал доклад: “Сообщение для Сокола, У нас сова с перьями” (Что означало взяли француза с документами). Теперь не надо ломать себе голову, где взять переводчика, если бы попался немец.

– Коля, теперь нам никто не нужен, сами справимся. Вперед за орденами.

Через пятнадцать минут на фоне неба возникли силуэты БТР, идущих колонной. Подкатив к головной машине, Николай принес Деду документы, из которых следовало, что Абушар афганской визы в паспорте не имел, а в пакете лежала карта кандагарского аэродрома и покадровый сценарий репортажа на французском языке. В принципе все было ясно: требовалось определить начало репортажа. Потом Николай привел Абушара . В тесном и темном чреве БТР кое – как удалось организовать мизансцену. Поставить спезназовца с ножом слева от Абушара, в лицо которого бил свет фонаря, и другого с автоматом, нацеленным ему между глаз.

Bienvenu (Добро пожаловать), господин Абушар . Я посмотрел документы, и сейчас меня интересует только время начала репортажа и возможности его срыва, а также несколько значков на карте. Далее мы пробежимся по сценарию. Если я получу всю информацию быстро и без уловок, то у Вас появится шанс увидеть Париж. Если мои коллеги будут помогать Вам искать ответы, то я уже не смогу предъявить Вас мировой общественности. Как специалист, Вы знаете, что я получу информацию и в этом случае достаточно быстро. Стоит ли Париж мессы?

Париж мессы стоил*.

Все зашифрованные уже радистом РЦ шифрограммы ушли в течение часа в РЦ и штаб мотострелковой бригады. А через 3 часа все были уже дома на аэродроме Кандагар.

Самолет приземлился в 9.00, там были люди из РЦ, которые сопроводили Абушара в Кабул.

Абушар , прощаясь с Дедом, просил уведомить французское посольство о своем пребывании в Афганистане. Ему было обещано, что его новый сопровождающий сделает все возможное, чтобы Абушар увидел Париж как можно быстрее. Командующий 40 Армией решил по-своему, а может, ему подсказали передать Абушара афганцам, объявив, что он был пленен ВС ДРА. Его передали в ХАД, где с ним работали советские советники из КГБ. Потом состоялся показательный суд, который приговорил Абушара к 18 годам тюремного заключения. 29 октября 1984 года Абушар был уже в Париже. Помиловал его президент ДРА. О своих страданиях он написал книгу “В клетке медведя” (Dans la cage de l’ours (Иd. Balland 1985).

Потом он получит важный пост главного редактора “Антенн дё`” в Нью-Йорке, на котором будет находиться десять лет. В девяностых годах будет готовить арабских журналистов в Дамаске, Каире и Тунисе. После крушения “империи зла” Абушара пригласят в Москву , и он это приглашение примет. Он станет гостем ребят, которые смогли удачно добиться его помилования в Кабуле**.

Вот и все об этом человеке ( Абушаре ), как сказала бы Шахерезада.

А командир афганского погранбатальона, он же агент “Хоп”, был убит через три дня после успешной засады. Заявка на выделение сил и средств для усиления охраны Кандагарского аэродрома была отклонена. Дед получил заклятых “друзей” в лице, как авторов заявки, так и многих других, кому эта история почему-то не понравилась».

* «Париж мессы стоил». Воля Ваша, Максим Максимович, но эта обедня не стоила свеч. Очень характерное заявление по следам инцидента с Абушаром сделал некоторое время спустя советский посол в Пакистане Виталий Смирнов (1930-2007): “Désormais, tout étranger, médecin ou journaliste, pénétrant en Afghanistan « avec les brigands » – traduisez les « résistants » – seront éliminés comme eux. L’avertissement de l’ambassadeur soviétique au Pakistan est clair : pas de témoins gênants” [Journal «Liberté» N° 573 5. 10. 1984, стр. 4]. Будь я Громыкой, я бы незамедлительно уволил такого посла, проблема в том, что скорее всего Громыки его на эту глупость уполномочили. СССР вскоре полной чашей испил горькие последствия просчётов в низовом звене, глупой амбициозности среднего уровня и старческого маразма чиновников и функционеров верхнего эшелона. В 1985 Смирнова заменили на посту посла, с 1988 года он продолжил работу за рубежом в качестве посла в Бангладеш. К слову сказать, сменил Смирнова в Карачи (13. 05. 1985), тоже не кадровый дипломат Абдулрахман Халилович Везиров, будущий первый секр. ЦК компартии Азербайджана, запомнившийся преимущественно историей с армянскими погромами в Баку.

** «Он станет гостем ребят, которые смогли удачно добиться его помилования в Кабуле»

Ответ: Не могу согласиться с таким утверждением. Помилование француза организовали совсем другие «ребята», в Кабул они, как правило, вообще не приезжали. К тому же они ничего не «добивались», а дали указание «ребятам» в Москве и Кабуле: «выпустить и забыть».
5161ea246b5d 808d33abdc5a
Афганская крепость Спин Балдак. Фото времён Второй англо-афганской войны (ок. 1879-81 годов).
272992747

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Я приехал из Шиндандта в южный город Кандагар...

Вт Сен 27 , 2016
*   *   * Я приехал из Шиндандта В южный город Кандагар. Поработал — и обратно, Но вдруг слабость, страшный жар.