На стыке тысячелетий История 1 Первая встреча Ивана-дурака с Василисой Премудрой

НА СТЫКЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ И В А Н И А Д А или СКАЗОЧНЫЕ ИСТОРИИ про ИВАНА – ДУРАКА из СТРАНЫ СОВЕТОВ

ИСТОРИЯ 1

Первая встреча Ивана-дурака с Василисой Премудрой

Жил-был на святой русской земле Иван-дурак. Родился он в стране Советов от Ивана да Марьи и худо-бедно дожил до 30 лет…

Надо сказать, что Советы о своих Ваньках да Машках очень даже заботились и не только на словах, но и на деле внимательно за ними присматривали. Со временем Иваны да Марьи приучились и делать, и говорить, и даже думать исключительно угодное Советам. Неугодных-то Советская власть в самом прямом смысле и самыми разными способами изводила. Мало того, чтобы жизнь окончательно никому медом не казалась, Советы все устроили так, что одна половина советского населения упорно обживала территории, непригодные для жизни, другая, с не меньшим упорством, приводила в негодность обжитые. Таким образом, Советы не допускали, в том числе, и демографических взрывов. И царили в стране призрачный мир да относительный покой.

Всем заправляли коммунисты, хотя это им только казалось, так как самими коммунистами правили секретари. Секретарями — члены Политбюро. Членов возглавляли Генеральные секретари (Генсеки). Они не царствовали и не папствовали. Они отечествовали. Зачастую пожизненно. Религии, как таковой, в стране не было, но псевдорелигия была: марксистско-ленинская теория, вполне приспособленная для отеческих дел. Казалось, все было в полном ажуре, — каждый твердо знал: что, где, когда.

И вдруг, на тебе! — гром среди ясного неба — ненароком исполнилось предсказание некоего средневекового шизофреника Нострадамуса: просуществовав на белом свете ровно 73 года и 3 месяца, страна Советов скоропостижно скончалась.

Да тьфу, на всех астрологов! Работать надо было, а не пить да гулять. Ведь как все получилось? Последний Генсек, избрав себя первым Президентом СССР, укатил отдыхать в Крым. За руль управления советской государственной махиной сел Вице-президент Янаев с дружками. И, конечно, как водится в римские каникулы, они выпили. Да не по разу. И давай куролесить! И посетила их в пьяном угаре мысль: а на кой нужен Президент? Не долго думая, они обозвали себя ГКЧПистами, приготовили Президенту звание Врага Советского Союза и в целях упрочения в стране нового порядка дали команду провести в Москве внеочередной парад Вооруженных сил, то есть, попросту, решили побряцать оружием.

Но офицеры генштаба тоже кутили. Римские каникулы — они для всех каникулы. Поэтому связь с войсками обеспечивали солдаты-первогодки. А с них какой спрос? Дедушка-ефрейтор по дороге в туалет дал салаге по шее за сон на посту. Тот спросонок и спутал все карты.

В мгновение ока развернулась полномасштабная и максимально приближенная к боевым условиям военная операция по отработке захвата вражеской столицы на примере собственной. Со всех сторон Советские войска стремительно двинулись на Москву. Город был взят по всем правилам современного военного искусства — в кратчайшие сроки и без единого выстрела. Москвичи и гости столицы поначалу подумали: учения идут. Но вскоре им стало не по себе. Солдатушкам, бравым ребятушкам, и пить, и есть, и писать, и какать, и много еще чего всякого прочего невмоготу как захотелось. От природы никуда не денешься. И стали бойцы Советской армии с молодым комсомольским задором исполнять массу своих желаний за счет столичных жителей, где, как и с кем попало.

Через недельку ГКЧПисты кое-как протрезвели и приуныли, едва разглядев реальное воплощение собственного пьяного бреда. Наскоро посовещавшись, они отправили к Президенту посыльных с покаянным докладом. А тот все дни славно проводил время у себя на дачке в Форосе на берегу самого синего в мире Черного моря. Он взахлеб развлекался тем, что прикидывался политическим арестантом и втихомолку, с помощью жены и видеокамеры, записывал свои «бессмертные посмертные» воззвания ко всем, всем, всем…

Прибыли к Президенту посыльные, начали каяться да уговаривать лететь с ними в Москву. Но Президент — ни в какую. Он ни за что не хотел покидать уютную дачку, не без основания полагая, что полупьяные соратники могут запросто шлепнуть его в верхних слоях атмосферы. Однако Раиса Максимовна и некий летчик, сбежавший из плена герой афганской войны, совместными усилиями достали Президента, и он вылетел. В Москве Президент осмотрелся, вконец перетрусил и, сперепугу, распустил КПСС, бывшую в течение многих лет жизни страны Советов руководящей и направляющей силой всего советского общества.

Наступил паралич ума, чести и совести коммунистической эпохи. Производственное давление резко упало, и, вяло покорчившись в конвульсиях инфляции, советская система … затихла. Случилось то, что должно было случиться. Искусственные общественные системы явно нежизнеспособны. Удивительно, что она протянула так долго.

Итак, страна Советов окочурилась. Но не все части единого системного организма умирают одновременно с мозгом. Вот и составлявшие страну Советов элементы до сих пор пытаются жить безмозглой, но собственной жизнью, пугая здоровое окружение патологической независимостью.

Да… Не всегда пожнешь то, что посеешь. Случаются и чудеса в решете. Да еще какие! В свое время одним из таких чудес мирового масштаба было рождение самой страны Советов. Это чудо нечаянно сотворил Вовка Ульянов по кличке Ленин. Он смолоду частенько прикладывался к трем источникам и однажды такого в них набрался, что сумел трахнуть необъятную крестьянскую Россию сразу тремя составными частями. Воспользовался, гад, ее минутной слабостью. Это он, сволочь, изловчился бросить в плодородное российское чрево дрянное семя западного социализма, зараженное идеей мировой пролетарской революции. И началась цепная реакция насилия. Российская империя умерла в мучительных родах, произведя на свет краснокожую уродину — Советскую республику. Исчадие, питаясь исключительно человечиной, в мгновение ока вымахало в чудовищного монстра, — империю Зла, страну Советов, СССР…

Впрочем, об этом не интересно. Об этом в ученых книгах писано переписано. А наши истории — сказочные. Значит: все невозможное — возможно, все сложное — просто, все непонятное — понятно, все грустное — смешно, все неизвестное — известно, все страшное — глупо и все тому подобное — тому подобно. Наши истории — про Ивана-дурака, героя самого, что ни на есть, советского и до мозга костей русского.

Вот он, Иван-дурак, — герой по всем статьям, чудное произведение советского образа жизни, истый строитель заветного коммунизма, непритязательный и неприхотливый, всегда готовый к труду и обороне ради и во имя любого общего дела. Ему, дураку, все равно: что на танке по полю битвы за победу на Курской Дуге, что на тракторе по полю битвы за урожай на целине.

Выживая, советский человек был уверен, что живет. И только суровость климата сдерживала советскую систему ограничить потребности совка набедренной повязкой и подножным кормом. Но в перспективе светлого будущего советские руководители надеялись решить и эту проблему и даже оставить своих подданных совершенно без трусов, потому как чувство первородного греха безбожников не волновало, а про секс в стране Советов не ведали. В школьной программе по истории существовал целый раздел про Миклухо-Маклая, рассчитанный на раннее и правильное понимание основных деталей райской жизни на Земле под руководством Коммунистической партии и Советского Правительства.

Вся деятельность Советской системы была направлена на избавление человека от себя, общества — от членов, государства — от граждан. Не счесть людей, принесенных в жертву Идее. Страны мира пришли в ужас от невиданного геноцида, но вместе с тем их правители умудрялись обирать собственных граждан более возможного, пугая социализмом. Бешеная гонка вооружений образовала три лагеря: социалистический, капиталистический и развивающийся. Третий, не будь дураком, усиленно колебался, отдаваясь по очереди то первому, то второму, а то и обоим сразу. Так и жил мир в относительном равновесии до тех пор, пока страна Советов не сдохла под забором, который сама же вокруг себя и воздвигла.

И начался мировой бардак. Все перепугались и переругались. Один порядок кончился, другой еще не образовался. А самый беспредел получился на территориях бывшей страны Советов. И застал этот бедлам тридцатилетнего Ивана-дурака на улице бесквартирным, бессемейным, безденежным и мало что понимающим в жизни и смерти страны Советов.

Тут к месту пояснить, почему Иван — дурак. А потому, что умные при каждом удобном случае давали из страны деру. Но в этом везло только самым умным. Менее умные и полудурки навек исчезали в ГУЛАГе или психушках. Вольготно жилось только дуракам и пьяницам, хотя ни те, ни другие себя таковыми не считали. Дураки работали: кто через пень-колоду, кто в хвост и гриву, но за одинаковую зарплату. Пьяницы пили водку, коньяк, самогон, изредка одеколон, лосьон, морилку и очень редко французские духи, немецкий дезодорант для туалетов, импортную краску для заборов. Дураки их стыдили, воспитывали и … похмеляли.

Скажите, кто мог родиться в такой стране? Правильно. Только дурак. Он и родился и воспитался в соответствии со средой обитания.

Случилось так, что родители Ивана от запоев да трудов тяжких умерли, как все, не дожив до старости. И остался Ванька сиротой: ни кола, ни двора. Квартирка-то, в которой он жил, была подведомственной, и ведомство после смерти одичалых родителей турнуло Ивана на улицу. Даже прописки у дурака не осталось.
Так и оказался Иван-дурак на улице. И стал он бродить туда-сюда, туда-сюда, но в основном — куда глаза глядели. А дело случилось аккурат под майские праздники. Кругом красотища! Повсюду лозунги: маю — май, миру — мир, мору — мор, муру — мур, мырду — мырд, ммм — мумуму…

Идет Иван, по сторонам глазеет. Глядь, а навстречу ему Василиса Премудрая в окружении добрых молодцев. Ай да девка, мать твою! Ну хороша баба! И-э-э-эх, ядрен корень! А одета-а-а! Что она, что на ней — ни пером описать, ни в деньгах посчитать: Зайцев вперемешку с Корденом и впридачу Версачи с Юдашкиным.
Покачнулся Иван, хотя с утра ни в одном глазу, да и остолбенел от впечатления. А добры молодцы из Василисиной свиты — все, как один: ни дать, ни взять, отморозки. И поперли они на Ивана буром. Но Ванька и сам — парень, хоть куда. Не смотри, что нос картошкой, душа нараспашку, в голове пусто. Главное в человеке — глаза. По ним сразу видно: наш человек или не наш. А глаза у Ивана так и светились добрым светом в отличие от разного уровня депутатов, путающих путану с путиной, олигархов, страдающих олигофренией, и федерастов, про которых и слова-то худого нельзя сказать, заблюют. И одет был Иван по-нашенски: косоворотка льняная, портки из чистой, с хлевным запашком овечьей шерсти, лапти. Статью, лицом, силушкой Иван тоже взял. Три русских богатыря не поскупились, щедро одарили его, кто чем.

Конечно, Василиса никак не могла пройти мимо такого красавчика типа мачо-рус. Притормозила она своих злющих-презлющих добрых молодцев и сказала:

— Что, дурак, пялишься? Я не Маша с Уралмаша и не Даша… Сгинь! Кому говорят? Чтой-то я на этом месте таких красавчиков раньше не примечала. Залетный что ли?

— Василиса сделала алы губки трубочкой, выпустила струю дыма сигареты с ментолом прямо в лицо Ивану и продолжила.

— Сердцем чую, зря ты стал на моем жизненном пути. Ох, зря… — И она бросила бычок на грязную мостовую.

Тут столбняк у Ивана прошел. Изловчившись, он на лету подхватил девичий окурок, ловким плевком потушил его и протянул Василисе со словами:

— Женщина, вы тут случайно обронили. Может, вам и ни к чему, но советую приберечь. Теперича понюшка табаку дороговато стоит, а вы эдакое богатство на ветер пускаете. Нехорошо, барышня. Не по-хозяйски.

— А ты кто такой, чтобы мне указывать, что по-хозяйски, а что нет? — возмутилась Василиса. — Посмотри на себя, чучело огородное. От тебя за версту козлом воняет. Засунь себе этот чинарик в одно место и дай пройти.

— Я — Иван, — простодушно ответил дурачок. — А ты, никак, Василисушка? Мне про тебя моя матушка рассказывала. Перед смертью. Встретится, мол, тебе, Ванюша, девица-красавица. Западет на тебя, а ты на нее. И станет тебе женушкой. И нарожаете вы целую кучу ребятишек умных да разумных, не чета тебе, дураку. А все, мол, оттого, что она такая премудрая, какая тебе и не снилась. И через вас русские люди вновь русский дух обретут.

От таких слов у Василисы в свою очередь столбняк приключился. Застыла она, как дура набитая, с открытым ртом. Глазищи вытаращила. Слова вымолвить не может. Так бы, наверное, и задушила Ивана в объятиях, зацеловала до смерти.

Иван сомлел, потянулся к Василисе и давай окурок задом наперед обратно ей в рот запихивать да приговаривать:

— Ладно уж, Василисушка, докури. Чего уж там. Но потом, как поженимся, чтоб обязательно бросила. Поняла? Нехорошо приличной девушке дым изо рта пускать, словно она Змеюка Горынычна.

Василиса закашлялась, кое-как окурок выплюнула и в гневе к своим добрым молодцам оборотилась. Да и закричала на них не своим голосом:

— Вы, пацаны, что рты разинули? Меня на ваших глазах окурком трахают, а вам — хоть бы хны. Меня тут, на углу, как последнюю потаскуху ублажают, а вы и в ус не дуете. Ужо я вам устрою. Я вас Кощею со всеми потрохами сдам. Он вас под асфальт закатает. А ну, задайте жару этому дурню! Или я сама из вас дух вышибу!..

Подскочили молодцы к Ивану, навалились на него гурьбой и давай, как грушу, околачивать. Иван было сопротивляться, да куда там. Сбили его с ног и наподдавали сапожищами под дых. Скрючился Иван, захрипел и блеванул девке под ноги. Та от такого фокуса завизжала, в истерике, как припадочная, забилась, матом на американский манер заругалась. Молодцы Ивана бросили и — к Василисе. Схватили ее за ноги, за руки и в подоспевший микроавтобус марки «нихуясиби» запихнули. Напоследок дурака еще пару раз пнули. Потом газанули и сгинули.
Ванька повалялся-повалялся, да и встал. И закрутил головой по сторонам в поисках Василисы. Оно и понятно: влюбился с первого раза. Но девки и след простыл.

Приуныл Иван, пригорюнился, прислонился к углу обшарпанного здания и завздыхал. Что побили, ему наплевать. За одного битого — двух небитых дают. Василису жалко. Не уберег. Где-то она теперь, горемычная?

Запись 2011г.

(Продолжение следует)

Предисловие

ИСТОРИЯ1 Первая встреча Ивана-дурака с Василисой Премудрой

ИСТОРИЯ2 Иван-дурак и пионер

ИСТОРИЯ3 Иван-дурак и матрос Железняк

ИСТОРИЯ4 Задница Ивана-дурака

ИСТОРИЯ5 Вторая встреча Ивана-дурака с Василисой Премудрой

ИСТОРИЯ6 Иван-дурак и Чудище-юдище

ИСТОРИЯ7 Иван-дурак и Персидский кот

ИСТОРИЯ8 Иван-дурак и дебаты Украинской Рады

ИСТОРИЯ9 Сон Ивана-дурака, навеянный дебатами Украинской Рады

ИСТОРИЯ10 Иван-дурак, Тетка и Бюрократическая нечисть

ИСТОРИЯ11 Иван-дурак и Нечистая сила

ИСТОРИЯ12 Семейные сцены Ивана-дурака и Василисы Премудрой

ИСТОРИЯ13 Видение Ивана-дурака

ИСТОРИЯ14 Иван-дурак, церковь и трезвяк

ИСТОРИЯ15 Сон Ивана-дурака

ИСТОРИЯ16 Плевок Ивана-дурака

ИСТОРИЯ17 Иван-дурак и голубая мечта Генсека

ИСТОРИЯ18 Иван-дурак и Мавзолей

ИСТОРИЯ19 Иван-дурак и ГУП «ЛенинДЕМОНстрация»

ИСТОРИЯ20 Иван-дурак и ночь в столичной гостинице

ИСТОРИЯ21 Иван-дурак на Афганской войне

ИСТОРИЯ22 Иван-дурак и бандит Надыр-хан

ИСТОРИЯ23 Иван-дурак и апельсины

ИСТОРИЯ24 Иван-дурак и его лица

ИСТОРИЯ25 Иван-дурак в преддверии преисподней

%d0%b8%d0%b2%d0%b0%d0%bd-%d0%b4%d1%83%d1%80%d0%b0%d0%ba

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *